Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Федерико Гарсиа Лорка. "Сады разрушенных церквей" (из книги "Впечатления и пейзажи").

Сады разрушенных церквей

Когда выходишь из сырых сакристий с разрушенными алтарями, почерневшими комодами и разбитыми зеркалами, оказываешься в скромных, неопрятных садах.

Почти всегда это древние кладбища, заросшие травой, на которых кто-то, помимо священника, посадил кусты роз и вьюнка. В них влажно, несмотря на солнце. В уголках живут рептилии. Через разбитое окно церкви поднимается праведный пар ладана. Никто не заботится об этих садах , а если бы и заботились, то все равно древнее проклятье наполнило бы их крапивой, цикутой, грибами и другими ядовитыми растениями…. Все они очень большие, со стенами из темного камня, по которым карабкаются камелии, жимолость и плющ… Кое-где, уже наполовину в земле, стоят скамейки, а затененные места арок покрыты какими-то шипами и цветками гибискуса.

Разбитый фонтан, наполовину заросший травой, порой поет, когда в городе случается избыток воды. И так много смоковниц, ромашек, фенхелей, кустов ночной красавицы.

В некоторых из них есть надгробные плиты со стертыми именами, сваленные в каком-нибудь дурно пахнущем месте; в других — кроткие вдовы, присматривающие за детьми дьякона, и привязанные псы, жаждущие укусить зашедшего; и почти во всех есть лужи и саманные стены с гирляндами с изображением пасти львов.

На лавровых деревьях — почти невидимые нити серебра, потёки инкрустированной воды… в укромных уголках, где никто не ступал, наполовину засохшие кусты белых роз.

В этих унылых местах, почва вздымается среди зарослей вьюнка, у древних порталов, ныне заколоченных, в истерзанных нишах которых стоят трухлявые статуи святых, в саванах из мха, с бородами из травы, застывшие с благословляющей скорченной рукой.

Некоторые из этих садов потеряли свой удручающий облик, когда их стены покрылись вьюнком… но в других, остающихся совершенно обнаженными, видны очерченные на стенах аркады ниш, и какой-нибудь железный крест, покрывшийся с годами плесенью, по которому томно карабкаются травы.

Еще одни, сады церквей в предместьях, раскрываются в поля, трепещущие цветом… Во многих из них, плющ и кусты роз вылезают тоскливо у изгородей, и затем нежно опускаются на землю… Среди камней растет белена, рута, маки, ирисы и клещевина…

Местами земля являет наготу, показывая камни с редкими узорами — может быть, осколки разбившегося фриза — как и все остальное здесь, с удовольствием греющиеся на солнце... Среди этих садов очень редки те, в которых есть цветущие свежие розы и чистые фонтаны с разноцветными рыбками.

Федерико Гарсиа Лорка. Закат в Гранаде зимой (из "Впечатлений и пейзажей")

Унылая долина. Эти грустные зимние дни превращают ее в поле грез.

Дали, покрытые туманом, - свинцового и фиолетового цвета, и блеклые тополиные рощи – словно огромные черные полосы. Небо белое и нежное, с едва заметными прикосновениями черноты… синеватый, праздный свет, хрупкий-хрупкий. Селения сверкают и исчезают в неопределенности тумана. Приглушенное снежное звучание.

Основные очертания пейзажа ясно проявляются. Многочисленные оливковые деревья, серебряные и зеленые, огромные тополи, скорбные и безвольные, и черные кипарисы нежно колышутся. Выходя из города, можно увидеть несколько сосен с опущенными головами.

Все цвета бледные и тусклые. Темно-зеленый и красноватый цвета главенствуют везде вокруг... но по мере того, как они распространяются по равнине, туман еще больше смягчает и размывает их так, что в отдалении они выглядят неопределенными и сонливыми. Реки кажутся огромными разрезами в земле, благодаря которым небо может всматриваться само в себя.

Солнце, скрываясь, проглядывает из-за облаков, и долина – словно огромный цветок, что внезапно открывает свой венчик, являя все очарование своих красок. Какое-то невероятное содрогание в пейзаже. Долина, великолепная, трепещет. Все в движении. Разные цвета распространяются повсюду, могучие и напряженные.

На ближайшей горе видны  царапины интенсивного синего цвета… Горный снег угадывается среди испарений тумана.

Тучи вздымаются, кусают друг друга, становясь черными… и дождь начинает лить яростно и звонко. В городе металлическое звучание, идущее глухими волнами, которое производит вода, сталкиваясь с латунными трубами и водостоками… В долине слабый и мягкий шум дождя, льющегося на воды и травы… Капли дождя, падая в лужи, звучат сильными, но в то же время нежнейшими аккордами, а падая на травы, почти не слышны.

Вдалеке приглушенно гремит гром, словно огромные литавры.

Селения замершие, ледяные от холода, дороги украшены большими серебряными пятнами… Грозно бушует дождь… Совсем темно, и неясность видимого усиливается…

Темнота и апатия наполняют долину…

Удивительная линия белого света торжествует над горизонтом…И после черный бархатный покров, вышитый гранатами, накрывает равнину.

Федерико Гарсиа Лорка. Закат в Гранаде летом (из "Впечатлений и пейзажей")

Когда солнце скрывается за туманной розовой горной цепью и когда повсюду воцаряется необыкновенная симфония религиозной сосредоточенности, Гранада купается в золоте и розовых и темно-лиловых покровах.

Долина, c уже поблекшими колосьями пшеницы, спит в желтоватой и посеребренной апатии, пока небеса далей горят огнями страстного пурпура и сладостной охры.

Над землею вспышки беспокойных туманов, словно воздух насыщен паром или плотными испарениями, подобными огромным остриям чистого серебра. Селения окутаны жаром и соломенной пылью, а город утопает среди аккордов сладострастной зелени и грязного пара.

Горы фиолетового цвета, склоны их темно-синие, а вершины розово-белые. На нах еще остаются пятна снега, решительно сопротивляющиеся огню солнца.

Реки почти сухие, и вода в каналах практически недвижима, подобная еле идущей чрезмерно романтической душе, утомленной мучительным наслаждением вечера.

В небе над горами, в застенчивом синим небе, проявляется торжественный поцелуй луны.

На деревьях и виноградниках еще остаются отблески солнечного света… и мало-помалу, синие заросли чащ, местами пепельные и зелено-розовые, охлаждаются, и все постепенно наполняется гипнотическим цветом луны.

Когда уже почти нет света, город приобретает черный оттенок и кажется нарисованным на одной плоскости, раздается редко прерываемое лягушачье кваканье, и все деревья кажутся кипарисами… И потом луна целует все и всех, окутывает нежностью кружева ветвей, освещает воду, смывает все самое ужасное, увеличивает расстояния и превращает долину в море… А после загорается бесконечно нежная звезда, ветер колышет деревья, и слышится неизменное, усыпляющее пение вод.

Ночь являет все свое очарование вместе с луной. До синего туманного озера долины из садов доносится лай собак.

Федерико Гарсиа Лорка. Кастильский рассвет (из "Впечатлений и пейзажей")

Кастильский рассвет
Еще не расколоты туманы ночи. Над горизонтом раскрывается вспышка белого света, наполняя темной ясностью бурую почву. В канавы, как в зелено-синие зеркала, глядят тополя, неподвижные и равнодушные.

Гармоничное спокойствие во всем пейзаже. Далекие горы сохраняют фиолетовые и черные переливы, земля укрывается в низких облаках тумана, с бесцветных небес изморосью падает роса…

Бездна сумерек принимает красный и розовый оттенки … Селение позволяет увидеть свою башню, вглядывающуюся в розу дали. Ветер начинает танцевать на равнине… Где-то далеко свистит поезд, и среди широких полей под паром вздымается плуг, оставленный воткнутым в землю…
 

Федерико Гарсиа Лорка. Поля (из "Впечатлений и пейзажей")

Поля
Вечереет, и солнце светит со всей своей страсностью. Июльский вечер полон силы и зрелой пшеницы…. Среди красноватой желтизны пшеничных полей виден пробегающий нежный ветер… Иногда блеснет коса…. На зеленых возвышенностях выделяются маки, на холмах с вязами – овцы. На некоторых полях серебрится овес. По небу, почти невидимая, плывет растущая луна…. На горе различается фигура старого пастуха, и в такой религиозной атмосфере движется солнце, даря прозрачные золотые лучи, полное тайны в синих далях…. Несколько волов с нежно прикрытыми глазами бредут, величественные, за безвольным качанием телеги. Воздух, словно беременный ароматами пшеницы и солнцем.  Все чудо вечера заключено в его переливчатых красках. Иногда перед глазами, где-то вдалеке, появляется каменная башня, на которой, венчая ее, сидят ласточки, и бесцветные селенья, возникающие вдруг среди холмов словно по волшебству.

Федерико Гарсиа Лорка. Сумерки (из "Впечатлений и пейзажей")

Решил заняться переводом "Впечатлений и пейзажей" Федерико Гарсиа Лорки, его первой изданной книги, представляющей собой, по сути, дневник путешествий по Испании.
Буду постепенно публиковать здесь.

Collapse )

Ариосто. Сонет VII (перевод)

VII
Un arbuscel ch'in le solinghe rive
all'aria spiega i rami orridi ed irti,
e d'odor vince i pin, gli abeti e i mirti,
e lieto e verde al caldo e al giaccio vive,
il nome ha di colei che mi prescrive
termine e leggi a' travagliati spirti,
da cui seguir non potrian Scille o Sirti
ritrarmi o le brumali ore o l'estive.
E se benigno influsso di pianeta,
lunghe vigilie od amorosi sproni
son per condurmi ad onorata meta;
non voglio, e Febo e Bacco mi perdoni,
che lor frondi mi mostrino poeta,
ma ch'un genebro sia che mi coroni.


Collapse )