Мэри Робинсон. Сафо и Фаон

Опубликовал книгу с переводом цикла сонетов «Сафо и Фаон» английской поэтессы Мэри Робинсон, приобрести можно здесь: https://ridero.ru/books/safo_i_faon/ 


Для обложки использована гравюра, которую сделала моя мама.


Два стихотворения

Строки, написанные у подножия хребта Аигба
I
Мне хочется учиться тишине
у этих гор - у этих гор молчащих,
в таинственном каком-то полусне
живую память древности хранящих.
Ах, если бы глубокого молчанья,
разлитого вокруг - в лесах и чащах,
крупица хоть осталась вдруг во мне...
II
Молчанье гор - собою полнота,
и с целым миром равное дыханье,
и жизнь листвы - да, каждого листа
наполненное смыслом колыханье.
Здесь мощь и хрупкость, как нигде, едины,
дыханье здесь вернее осязанья.
Как первозданность эта молода!
III
Здесь сны  текут стремительной рекой,
что рассекает надвое долины,
но не смущает чистый их покой
своею песнью, шорохами длинной.
Но поднимись - и тишиною снова
такой ты будешь окружен глубинной -
сравнимой только с глубиной морской.
IV
И тишина - как устремленье ввысь,
как понимание пути земного -
и как преодоленье немоты.



Одиссей


Море,
я узнаю твой голос -
вечный, изменчивый, вечно изменчивый,
но всегда - глубокий,
древний и юный, древностью юный,
но всегда - правдивый.
Голос твой, кроткий и грозный,
раз услышав, уже не забыть.
Голос твой, море,
я не могу позабыть.
Нет для меня никого роднее,
море,
голоса твоего.
Misi me per l'alto mare aperto.
Море,
я снова в объятьях твоих,
всегда я в объятьях твоих,
море,
и иного пути -
нет.

Перси Биши Шелли. Сказка

Случайно обнаружил малоизвестное прозаическое произведение Шелли, которое, вроде бы, раньше не переводили, – это «Сказка», написанная в 1820 г. Поскольку она не закончена, трудно судить о замысле поэта. Статьи английских исследователей, во всяком случае те, что я нашел, мало чем помогли. Однако ясно, что в «Сказке» проявилось увлечение поэта итальянской литературой, особенно Данте и Петраркой. Вдохновением для этого произведения, кажется, послужили «Триумфы» Петрарки, при этом в тексте есть одна конкретная отсылка к «Божественной комедии»: Амор у Шелли улетает на третье небо (в соответствии со структурой рая Данте). Любопытно, что Шелли, в отличие от других романтиков, больше всего ценил именно «Рай», в «Защите поэзии» он писал: «Данте еще лучше Петрарки понимал таинства любви. Его Vita Nuova представляет  собой неисчерпаемый источник чистых чувств и чистого языка; это – опоэтизированная повесть тех лет его жизни, которые посвящены были любви. Апофеоз Беатриче в поэме «Рай», постепенное преображение его любви и ее красоты, которое, словно по ступеням, приводит его к престолу Высшей Первопричины, – все это является  прекраснейшим  созданием  Поэзии  нового  времени.  Наиболее проницательные из критиков судят о частях поэмы иначе, чем толпа, и справедливо располагают их по степени совершенства в ином порядке, а именно: «Ад», «Чистилище», «Рай». Эта последняя представляет собою гимн вечной Любви» (перевод З.Е. Александровой)

Перси Биши Шелли

Сказка

Collapse )

Перси Биши Шелли. Ода Западному Ветру

Перси Биши Шелли

Ода Западному Ветру

Есть несколько замечательных русских переводов этого прославленного стихотворения Шелли (самые известные – Бальмонта и Пастернака). Во всех них воспроизводится – более или менее – строгая форма оригинала: каждая строфа состоит из четырех терцин и завершающего двустишия, рифмой связанного с последней терциной). Однако при таком подходе автору всегда приходится чем-то жертвовать в том, что касается содержания. Мне же захотелось перевести эту оду иначе – свободным стихом, чтобы по возможности полно передать образы, созданные английским поэтом. 

Collapse )

Перси Биши Шелли. К Джейн

Перси Биши Шелли

К Джейн

I

Ярко, Джейн дорогая,

В небе звезды мерцали. Средь них безмятежная

Всходила луна.

И гитара простая,

С нею вместе лишь тихо запела ты, нежная,

Так стала нежна.

II

Как сияние лунное

Согревало холодную бездну небесную

Своей теплотой,

Так бездушные струны

Голос твой наполнял – как душою чудесною –

Своей красотой.

III

Знаю, звезды проснутся,

Хоть и дольше сегодня луна в сновидении

Вкушала мечты.

Листья не шевельнутся,

Рассыпаешь пока, как росу, наслаждение

Мелодией ты.

IV

Пусть сильнее звучанье

Звонких струн, пой еще, в песне пусть раскрывается

Чарующий звук

Нам того мирозданья,

С лунным светом где музыка вместе сливается

И где нет больше мук.


Перси Биши Шелли

Стансы, написанные близ Неаполя в часы уныния

1
Согрета солнцем синева,
И весел танец волн живых.
И пики гор, и острова
Алеют – полдень красит их.
И дышит почва, дерева
Уж одеваются листвой.
Во славу света торжества –
И пенье птиц, и гул морской.
Весною нежен даже голос городской.

2
Видна мне ясно глубина,
Где травы разные дрожат,
Хоть блещет каждая волна,
Как настоящий звездопад.
Я на песке сижу один,
И вод полдневное сверканье
Вокруг меня. Их глас – един:
Могуче моря рокотанье.
Как сладостно! Но не с кем мне делить мечтанья.

3
Увы! надежд лишился я,
Не ведом мне ни мир благой,
Ни счастье мудрых бытия,
Что в думах обрели покой,
Над всеми вознесясь судьбой,
Ни слава, ни любви волненье –
Их знает кто-нибудь другой,
Кто принял жизнь, как опьяненье.
В моей же чаше – горький только яд сомненья.

4
Но здесь сама печаль нежна,
Средь нежности ветров и вод.
Здесь жизни скорбь не так страшна,
Здесь я забыл бы гнет забот;
Дитя легко так слезы льет,
Когда вся боль уже прошла.
Пусть смерть за мною здесь придет:
Пока же не объяла мгла
Мой взор, усладой мне бы моря песнь была.

5
Меня оплачут, может быть,
Как я оплакиваю день.
Пусть только начал он светить,
Моим владеет сердцем тень, –
Оплачут, может, как того,
Признанья кто не получил.
Но день – счастливей: волшебство,
Которым мир он одарил,
Навек для памяти людей я сохранил.

Перси Биши Шелли. Песня индийской девушки

Перси Биши Шелли

Песня индийской девушки

I

Я проснулась вдруг в ночи –

Ты во сне явился мне.

Звезды разгоняли мрак,

Ветер веял в тишине.

Я проснулась вдруг в ночи,

И повел меня одну

Некий дух – не знаю, как –

Милый, к твоему окну!

II

Замечтавшись у ручья,

Ветер стих. Он сном объят.

Льет, как грезы сон, кругом

Чампака свой аромат,

Слышит стоны соловья,

Состраданье чуждо ей; –

Так и я умру потом,

Милый, на груди твоей!

III

Подними меня с травы –

Умираю, вяну тут!

Поцелуи пусть твои

На меня дождем падут.

Холодна, бледна, увы!

Сердце выпрыгнет вот-вот –

К своему его прижми,

И оно навек замрет.



Август. Отрывок

Август
Отрывок

I
Как слухом осязаем шелест августа
И нежное его сердцебиенье!
Печаль его небес глубоких сладостна
И хрупкое дарует упоенье.
А ветер дует – холодно, но радостно,
Нигде не находя успокоенья.
В движенье чувства все, и нет границ
Для памяти нечаянных зарниц.

II
Есть память прошлого и есть – грядущего,
И время августа всегда – в мерцанье,
И сквозь покров былого или сущего
Увидеть вдруг возможно – обещанье.
И на призыв таинственный зовущего
Отзывом ясным будет и молчанье.
Все зыбко, но едино в тишине:
С ней веришь равно солнцу и луне.

III
Ты – жатва лета, провозвестник осени,
Ты – переход, всегда ты – vita nova.
И как бы вздохи ветра не морозили,
Ты мягкостью земли согреешь снова.
Ничто не исчезает. То, что бросили,
Весной вернется веяньем живого.
Ничто не исчезает – просто сон
Все больше с явью в мире сопряжен. 

IV
Так сон наш явью стал – и продолжением,
И с нежностью твоею наша нежность
Навеки связана своим рождением –
И синих глаз мальчишеских безбрежность
Полна алмазных звезд твоих движением,
И нежному видна в ней принадлежность.
Любимая, пусть сын наш этот свет
Сквозь жизнь несет как августа завет.

V
И снова ветер. Ветер, светом веющий,
Ах, если бы ему внимали в мире!
И верили, как музыке, лелеющей
Любовь на праздничном, веселом пире, –
Как музыке, во мраке лишь яснеющей,
Что ведома была и Сафо лире,
Неслышно что таят в себе сады,
Дарующие всем свои плоды.

Collapse )